Под тяжестью «груза 200»

  • Редакція Точки Доступу
  • watch_later 18 червня 2014, 16:07

  • visibility 9 переглядів

Мы начинаем понимать своих дедов и бабушек: видимо, все войны похожи между собой. Похожи неестественным сочетанием бурной реакции на гибель наших бойцов и быстрым привыканием к потерям. И еще – постоянным ожиданием новых смертей.

Наверняка ко дню выхода газеты уже найдут виновных в гибели ИЛ-76 с полусотней людей на борту. Кто-то же дал команду отправить борт на аэродром, в зоне которого несколько недель подряд ведутся боевые действия? Сидя за компьютером, легко рассуждать о необходимости боевого охранения авиабазы, о своевременной зачистке подлетной зоны, об опыте партизанской войны в Афгане (в 1984 году ИЛ-76 был также сбит при заходе на посадку и термин «груз 200» – гробы – тоже оттуда), о шпионах и предателях… Но все эти наши разговоры нужны лишь нам самим – для выхода эмоций. В условиях АТО каждая трагедия превращается в боевой опыт, происходит (очень надеюсь, что происходит!) естественный отбор военного руководства, ошибки повторяются гораздо реже. Впрочем, подобные размышлизмы совершенно не успокаивают, лишь немного обнадеживают.

На самом деле ситуация аховая. Все последние события (сбитый самолет, российские «Грады», ПЗРК и танки, захваченные пограничные пункты и в этом же ряду – нападение на посольство РФ в Киеве) подтверждают одно и то же: война из «гибридной» в любой момент может перерасти в полномасштабную. Со всеми вытекающими последствиями в виде военного положения и гуманитарной катастрофы. Тем, кто считает, что автор сгущает краски, рекомендую лично переговорить с беженцами из Славянска или участниками нынешних боевых действий. Опять же, возвращаясь к теме наших дедов, хочу напомнить: они до 22 июня 1941 года (а некоторые еще позже) практически поголовно верили – войны не будет! Да, ситуация аховая, но не безнадежная. Шансы остановить войну, избежать масштабных боестолкновений и больших жертв еще есть. Правда, пока они больше напоминают благие намерения, чем реальные шаги.

Все военные конфликты рано или поздно заканчиваются переговорами. Стороны чаще всего начинают останавливать войну за круглым столом, либо осознав всю бессмысленность кровопролития, либо ввиду явного преимущества одной из них, когда дальнейшее сопротивление бессмысленно. Очень хочу ошибиться, но сегодня все стороны конфликта еще не созрели для результативных переговоров. Слишком велико желание отомстить противнику, ярость и ненависть туманят рассудок.

Да и с кем конкретно вести переговоры? С губернаторами или руководством сепаратистов? Ни те, ни другие не контролируют ситуациию. С Путиным? Только в случае, если он сам захочет или мировое давление вынудит его к этому. Да и влияние президента РФ, по большому счету, ограничено российской границей. Проще всего ответить на этот вопрос так: вести переговоры необходимо со всеми и на всех уровнях. Но при этом нужно четко зафиксировать позицию: никаких переговоров с наемниками-диверсантами и местными бандитами.

Помните: война все спишет? И списывает по полной программе! Огромное количество резонансных событий тихо уходят на второй план. Выпустили Лозинского и Горбенко. Готовятся «отмазать» Душинского. В Днепропетровске появился «смотрящий» с крышей от СБУ и нардепов. До сих пор не пошли по назначению собранные народом для армии 120 млн грн. А может, и правда, от этой мрази, привыкшей грабить собственную страну, нас спасет только военное положение?..

Сегодня в Украине есть единственная власть, которой пока еще доверяет большая часть народа, – законно избранный Президент. Он должен, обязан видеть дальше, предвидеть развитие событий и реагировать на них максимально быстро. Умение политика – выбрать удачный момент для переговоров, искусство политика – создать такой момент. Даже когда на тебя ежедневно давит неимоверная тяжесть «груза 200».

Ефим Мармер, «УЦ»